Бакланы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бакланы » Форум и все такое » ПРОПАВШАЯ ГРАМОТА


ПРОПАВШАЯ ГРАМОТА

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Дмитрий Быков

    Думая о руской арфографии, прежде всего преходит мысель отом што она усложнена. Это во многом прослабило рускую государственность. Четатель слишком много времени тратит на чтение книг и изучение правил, а так же заучивание стихов, а если-бы он посвятил это время совсем не такому безполезному делу, то мы давно мы уже жыли как люди.

Ведь все понятно, правда? Даже веселей так читать.

Реформа русской орфографии, о необходимости которой так много говорили сначала при Хрущеве, а потом в девяностые, совершилась. При этом законодательно она пока никак не оформлена. Орфография начинает постепенно упраздняться сама собою. Она размывается. Ее уже почти не видно.

Любая газета пестрит ошибками на «тся – ться», «н – нн», на слитное и раздельное написание «не» с прилагательными и наречиями. Присоединение деепричастного оборота к безличным конструкциям («Глядя на эту картину, думается, что…») давно сделалось нормой. С деепричастиями вообще творится нечто катастрофическое: в Интернете полно примеров похлеще, чем хрестоматийное «Подъезжая к сией станции и глядя на природу, у меня слетела шляпа». «Наблюдая за прыжком, у вас возникнет вопрос» – это бы ладно, это спортивные комментаторы, которых называют прапорщиками телевидения. Но ведь и Николай Николаев говаривал: «Посулив ему пятьдесят тысяч, договоренность была достигнута». Деепричастный оборот стал вырастать откуда угодно – вообразите хвост, который вдруг свисает не с коровьей задницы, а, допустим, с носа. С пунктуацией творится что-то невообразимое: обособляются даже такие невинные наречия, как «вчера». «Тем не менее» или «вообще» – это уж обязательно. Любое обстоятельство образа действия уже рассматривается как вводное слово. Иногда обособляют для страховки даже причастный оборот, стоящий перед определяемым словом. Эта пунктуационная избыточность – черта нового времени, позднепутинского: при Ельцине запятые игнорировали вообще, свобода! Теперь их ставят везде, где надо и не надо: страхуются от гнева незримого начальства. «Выходящая по вторникам, передача имеет традиционно высокий рейтинг». Люди помнят, что препозитивный причастный оборот иногда обособляется – когда имеет значение причинности, объясняет предложение: «Многое повидавший, постранствовавший, передумавший, поэт не питал особенных иллюзий насчет Отечества». Но здесь случай не тот – здесь стараются наставить как можно больше запятых, чтобы уж никто не подкопался. Это же касается страшной русской коллизии «н – нн»: в порядке перестраховки предпочитают во всех случаях писать удваивать это несчастное «н» в страдательных и даже кратких причастиях. Раненный. Кованный. Без приставки, без зависимого слова – неважно: на всякий пожарный. В нескольких сочинениях мне уже встретилось «воспитанн» и «прочитанн». И так во всем.

Орфография, ситуация с грамотностью в обществе – лучшее зеркало истинного состояния страны. Еще Достоевский предсказывал, что с упразднением ятей и еров все пойдет к черту – об этом, кстати, он говорит в романе Алданова «Истоки», появляясь там единственный раз в качестве героя. С упрощения русской орфографии началась послереволюционная культурная деградация; революции и оттепели вообще часто приносят с собой упрощения – и потому при Хрущеве мы чуть не получили написание «заец», максимально приближенное к фонетическому. Во времена закрепощений орфография соблюдается особенно строго, за ошибку в газете с работы снимают, но следят за ее соблюдением люди глубоко некультурные, репрессивного склада – поэтому усвоение законов языка носит характер поверхностный и насильственный. Сегодня у нас идет процесс смешанный: с одной стороны, закрепощение – отсюда бесконечные перестраховки. Получение любой справки, пропуска или интервью обрастает тысячей ненужных запятых – как и официальная речь. С другой стороны, предыдущее двадцатилетие расслабухи и триумфального невежества привело к тому, что культурная преемственность утрачена. Дети продолжают изучать в школах русскую литературу, но уже не понимают, зачем это надо. Им успели внушить, что знания – не залог совершенствования личности, но способ получить диплом или откосить от армии; а для жизни будет лучше, если ты быстрее забудешь все, чему учился. Поэтому в газетах все чаще встречаются переносы вроде «вс-кинулся» или «окончани-я».

«Хлестаков заводит шаржни с женой городничего». «Из-под стола вылезла помесь дворянки с таксой, спавшая на стручках». «Коробочка разводит птиц и разных домашних утварей». «Население духовно деградируется». «Лирический герой Есенина вместе со своим автором превращается в рьяного фаната революции». «В высших кругах Петербурга царят беззаконие и беспредел» (о «Петербургских повестях» Гоголя, не подумайте плохого). «Фирс не мыслит себя вне барина». «Татьяна для окружающих как открытая дверь, в которую может войти каждый».

Бог с ними, с двусмысленностями и эротическими коннотациями. Дети путают утварь с тварями, шашни с шаржами, понятия не имеют о том, что такое стружки и чем дворянка отличается от дворняжки. Забвение правил – отнюдь не самое страшное: страшен распад языка, в котором половина слов уже незнакома, а другая – помесь жаргонизмов с англицизмами.

Я провел как-то опрос среди студентов – попросил прочитать хоть одно стихотворение наизусть. Некоторые помнили Хармса. Девочки начинали декламировать «Письмо Татьяны» и сбивались на десятой строчке. Кое-кто пытался хитрить, читая в качестве стихотворений тексты песен БГ и «Умытурман», но я решительно пресек жульничество. Почти все помнят по пять-шесть строчек из школьной программы, но это именно обрывки, обмылки, плавающие в вязкой среде современного подросткового сознания. Та же ситуация с орфографическими правилами: все помнят, что «не» с прилагательными пишется вместе в каких-то определенных случаях, но в каких – толком не помнит уже никто. А уж классификацию союзов вспоминают только самые продвинутые – да и перечислить части речи, общим числом десять, могут далеко не все. Почему-то обязательно забывают местоимение и междометие, да вдобавок путают их.

Чтобы разобраться, зачем нужна орфография, я написал когда-то целую книгу, но одно дело – разбираться в перипетиях восемнадцатого года, а другое – сориентироваться в новых реалиях. Я до сих пор не уверен, что детям нужно учиться грамоте. Я боюсь посягать на их время и умственную энергию. Я вижу вокруг явное и катастрофическое падение грамотности, но не знаю, хорошо это или плохо. Для меня – плохо, но, может, это потому, что я привык уважать себя за грамотность, а тут вдруг уважать себя стало не за что? Тоже мне добродетель.

В поисках ответа я добрался до любимой кафедры практической стилистики русского языка на журфаке. Когда-то именно преподаватели с этой кафедры были для нас на родном факультете главной отдушиной: русскому языку они учили весело и ненавязчиво, цитаты для примеров подбирали лихие, полузапретные, а всеобщий кумир Дитмар Эльяшевич Розенталь, знавший русский язык лучше всех на свете, говорил на своих лекциях просто: «Если не знаете, как пишется, – "здесь" или "сдесь", – пишите "тут". Если, конечно, не додумаетесь написать "туд"».

И на любимой кафедре, где и до сих пор работают мои педагоги, мне объяснили следующее.

Пункт первый. Грамотность в обществе, если судить по сочинениям и по уровню студенческих работ, не упала, а перераспределилась. Прежде более-менее грамотна была примерно половина населения, а то и две трети. Сегодня совершенно неграмотны процентов семьдесят, а как следует умеют писать и говорить – процентов тридцать. То есть вместо среднего уровня появилась резкая поляризация – как, впрочем, и в материальной сфере. «Средний класс» в смысле орфографическом отсутствует так же, как и в имущественном. Причем самые безграмотные дети, как свидетельствуют репетиторы, – дети высокопоставленных и просто богатых родителей: их сведения о русской реальности стремятся к нулю, поскольку большую часть времени они проводят либо за границей, либо за заборами элитных коттеджных поселков. А не зная жизни своей страны – нельзя знать и ее язык: половина понятий остается для тебя абстракцией. Стручки со стружками перепутал именно сын крупного олигарха. Он никогда не имел дела со стружками.

Пункт второй. Никакой врожденной грамотности не существует, это миф, а сама по себе грамотность формируется тремя факторами. Первый – зрительная память (человек много читает и запоминает образ слова). Второй – механическая память (рука запоминает, как слово пишется). И третий – знание правил, но это уж для сложных случаев, когда глаз и рука спорят или сомневаются. У людей быстроумных все виды памяти срабатывают механически, они не отдают себе отчета в этом и полагают, что правильно пишут с рождения. Тогда как наследуется только хорошая зрительная память (механическая –приобретается): вот почему так грамотны учительские дети… и дети разведчиков.

Так вот, вторая и главная составляющая – механическая память руки – сегодня решительно потеснена: компьютер, которым большинство детей владеет с детства, не предполагает начертания слова. Ударяя по клавишам, школьник не запомнит, как пишется слово «престидижитатор». Только долго и тщательно выводя его рукой, вы запомните все изгибы этих «е» и «и», «т» и «д». Кроме того, компьютер сам хорошо умеет исправлять орфографические ошибки – в большинстве текстовых редакторов эта функция осуществляется автоматически. Пользователю необязательно задумываться – в результате об истинном уровне собеседника можно судить только по его электронным письмам. Один из моих сравнительно молодых начальников умудрялся писать довольно грамотные статьи, но, заказывая мне тексты, присылал почту с такими ляпами, что я поначалу принимал это за утонченную шутку.

Пункт третий. «Безграмотность – плата за свободу», как сформулировала однажды Евгения Николаевна Вигилянская, автор лучшего на моей памяти учебника русского языка для абитуриентов. Раньше между автором и читателем стояла сплоченная армия научных редакторов, консультантов и корректоров. Иногда эти персонажи вторгались не в свою область, корежили стиль, лезли в авторское мировоззрение. Но когда они занимались своим делом – польза от них была огромная и несомненная. Сегодняшняя редакция чаще всего не может себе позволить содержать корректора. Все мы достаточно натерпелись от дотошности службы проверки, все пикировались с корректурой – но оказаться без присмотра этой придирчивой публики оказалось еще страшней, чем внезапно лишиться патронажа советской власти.

Даже в речениях и публикациях руководителей государства периодически встречаются конструкции «предпринять меры» (тогда как их надо принимать), «озвучить предложения» (тогда как озвучивают фильм, а предложения обнародуют или излагают вслух), «обсуждали о том, что» (ну, здесь понятно). О всяких «составляет из себя», «выливается на обществе» и «тех, кому зависят» я уж и не говорю: с управлением в русском языке вообще полная беда. «И не только в языке», как объяснили мне все на той же кафедре. Кризис управления в равной степени коснулся языка страны и ее государственной системы: служебные части речи, как чиновники, стоят не на своих местах. Их тоже слишком много, они бюрократически избыточны: «понимать о том», «обсуждать об этом», «период, о котором вы указываете», «означает о том», «заметил о том» – это все из речи первых лиц государства. Есть и еще одна проблема: в русском языке существуют так называемые глаголы сильного управления, обязательно требующие дополнения. В речи большинства государственных людей или бизнесменов они постоянно употребляются без существительных: мы договоримся (о чем?!), проплатим (что?), разберемся (в чем?). Мы озвучим, разрулим, выскажем. Что – не уточняется. Потому что все это – суета вокруг пустоты, утрата объекта, конец материи. Власть, обслуживающая сама себя. И орфография – истинное зеркало ее компетентности и тайная проговорка о задачах: по любимому толстовскому выражению, делать нечего. Это, подчеркивал Толстой, гораздо хуже, чем ничего не делать.

Хорошо, скажет иной читатель. А как же – «Как уст румяных без улыбки, без грамматической ошибки я русской речи не люблю?». Как же – авторская речь, которую не рекомендуется приглаживать и зализывать? Как же авторские знаки препинания и особенности словоупотребления? Разумеется, все это есть; но, во-первых, мы не о художественных текстах сейчас говорим. А во-вторых, Пушкин, выходит, должен был не любить собственную русскую речь – идеально правильную, с минимумом галлицизмов, с безупречно точным словоупотреблением.

Орфография не то чтобы помогает нам понимать друг друга – в конце концов, безграмотный текст всегда можно понять, и даже упразднение «и десятеричного» не привело к тому, что миръ как отсутствие войны и мiръ как Вселенная перепутались в русском сознании. Орфография дает нам представление об уровне собеседника, о его (и нашей общей) способности воспринимать тонкие и сложные материи.

У Кубрика в «Космической Одиссее» есть потрясающий эпизод – постепенное отключение компьютера. Огромная машина теряет рассудок, повторяется, вырождается на глазах – это отключается один блок памяти за другим. Нечто подобное происходит и с обществом, освобождающимся от условностей, поскольку только условности и имеют смысл. Сначала, как показывает практика, отмирают самые тонкие функции – правописание «не» с прилагательными и причастиями: например, слово «вовсе» -- в конструкциях типа «вовсе не законченная работа» -- предполагают раздельное написание, но это правило игнорируется почти всеми. Это совсем не умышленная, вовсе не преднамеренная деградация – просто так получается… Следующей жертвой оказывается несчастное удвоенное «н» – оно зависит от приставки и зависимого слова. Все читаные книги и преподанные уроки не помогают. Приходит черед пунктуации – тут первым сдается двоеточие после обобщающего слова при однородных членах. Все эти однородные члены: прилагательные, существительные, причастия, – начинают перечисляться без двоеточий и тире, просто через запятую. Наконец, полную деградацию обозначает путаница между «тся» и «ться». Впрочем, о чем я? Полная деградация – это когда забывают о необходимости проверять безударную гласную и пишут что-нибудь вроде «разгарающийся пожар» – это я взял из так называемого блога, где очевидец описывает парижские события.

Дело не в том, что наша речь неправильна. Правила устанавливают люди, они же властны их поменять – грамотность, в конце концов, не закон всемирного тяготения, она не существует объективно. Дело в том, что наша нынешняя речь не предполагает уважения к собеседнику. То есть мы не хотим, чтобы он уважал нас за грамотность. Пусть уважает за что-то другое – за деньги, например, или за умение поставить этого собеседника на место. Знание орфографии, свободное владение цитатами, связная и богатая речь – перестали быть критериями, по которым оценивается собеседник. И это самое серьезное последствие общественных перемен последнего двадцатилетия. Дело тут, как вы понимаете, не только в нищенской зарплате учителей словесности – а в нищенском статусе словесности как таковой, вне зависимости от госсубсидий.

Впрочем, вышесказанное не универсально. Есть люди, для которых грамотность – по-прежнему нечто вроде пароля, а знание наизусть тысячи стихов – вполне достаточный аргумент, чтобы влюбиться в этого знатока. Только количество этих людей вернулось к уровню, скажем, восемнадцатого века – когда интеллигенция только-только начинала формироваться.

Ну и нормально. Не худший был век. Может, он был еще и получше, чем времена поголовного страха и столь же поголовной грамотности.

Эта статья и еще много познавательного о культуре русской письменной речи здесь:
http://www.gramma.ru/KOL/?id=1.57

P.S. С праздником вас, с Днем славянской письменности и культуры!

0

2

... И, пожалуй, вдогонку:
(тоже много букв)

РУССКАЯ ОРФОГРАФИЯ: ЗАДАЧИ КОРРЕКТИРОВКИ
Владимир Лопатин
(В сокращенном варианте)
Полностью статья опубликована в журнале "Новый Мир", №5, 2001

      За последний год в числе излюбленных тем общественного обсуждения оказалась предстоящая "орфографическая реформа". Порой даже пишут и говорят, путая язык и правописание, о реформе русского языка - формулировка явно некорректная. В самом деле, можно ли реформировать язык, который развивается по самому ему присущим законам? Зато правописание, орфографию (в широком смысле, включая сюда и пунктуацию) реформировать действительно можно.
      Правда, до сих пор реформы русского письма касались в основном графики - состава букв. Петр I ввел у нас новую, гражданскую азбуку (вместо церковнославянской). Всем известная реформа 1917 - 1918 годов тоже затронула главным образом графику. Орфография - это внешняя, письменная оболочка языка, иногда ее еще называют одеждой языка. Грамотность как важная составная часть культуры, культурного уровня человека, конечно, несравненно шире, чем просто грамотное письмо: она предполагает правильное владение самим языком, всем богатством языковых средств. И все же - "по одежке встречают", судят о человеке в первую очередь. Вот эту одежду языка приводить время от времени в порядок - просто необходимо.
      Дело в том, что правописание - это отнюдь не только результат нормализаторских усилий и не совокупность раз навсегда установленных общеобязательных правил. Это еще и саморазвивающаяся система, требующая регулярной и постоянной корректировки, упорядочения с учетом и развития самого языка, и существующей практики письма, в котором тоже происходят спонтанные изменения. Отслеживать эти изменения, фиксировать их в орфографических словарях и в тексте правил правописания - прямая обязанность специалистов. Об этом же говорит и исторический опыт, пройденный нашим письмом.
      Нынешнее правописание - продукт длительного исторического развития. Вплоть до конца XIX века русское правописание основывалось исключительно на узусе, и, хотя многие частные вопросы русского письма активно дискутировались в печати, никаких систематизированных сводов правил письма не было. Правила русского правописания выкристаллизовались спонтанно, в первую очередь под пером писателей-классиков. Знаменательной вехой, обозначившей систематизацию правил письма, стало появление трудов академика Я. К. Грота "Спорные вопросы русского правописания от Петра Великого доныне" (1873) и "Русское правописание" (1885; 22-е издание - 1916). По "гротовским" правилам учились и до революции, и (с поправками на реформу 1918 года) после нее. В 1956 году вышли в свет официально утвержденные "Правила русской орфографии и пунктуации", сохраняющие свою законную силу до сих пор. Правила эти были итогом длительной работы, готовились они еще с 30-х годов, а после войны работа над ними была завершена. Они сыграли свою важную роль, поскольку в них впервые регламентировались многие закономерности современного русского правописания. Но давно уже стало ясно, что эти правила устарели. Прошло почти полвека, за это время развивался сам язык, в нем появилось множество новых слов, новые типы слов и конструкций, да и практика письма в ряде случаев стала противоречить сформулированным правилам. В лингвистической науке появилось немало разработок, позволяющих по-новому трактовать языковые основы того или иного правила, обобщающих новые особенности правописания. Достаточно скоро после утверждения правил 1956 года стала обнаруживаться и их неполнота: некоторые закономерности правописания были сформулированы в них слишком кратко, без должной детализации, либо слишком фрагментарно, необобщенно, многое было недосказано или не упомянуто вовсе. С другой стороны, явственно давала о себе знать (особенно в разделе об употреблении прописных и строчных букв) односторонность, обусловленная директивными требованиями и запретами идеологического характера. Неудивительно, что сам текст правил 1956 года сейчас мало кому известен, ими давно не пользуются, да они фактически и не переиздавались уже около тридцати лет. Их заменили различные справочники по русскому правописанию для работников печати и методические разработки для преподавателей, а в этих изданиях нередко можно найти (как отмечают сами преподаватели, редакторы, корректоры) противоречивые рекомендации. В этих условиях подготовка нового, современного, полного, общеобязательного текста правил русского правописания - задача давно назревшая и даже, можно сказать, перезревшая.
      Проект такого текста и подготовлен в Институте русского языка им. В. В. Виноградова Российской академии наук. <…> То, что подготовлено нами, - вовсе не реформа. Речь идет о новой, переработанной и значительно дополненной, редакции "Правил русской орфографии и пунктуации" 1956 года. Эта новая редакция правил отвечает сложившемуся к концу XX века состоянию русского языка и современной практике письма. <…> Кардинальных орфографических изменений в новом тексте правил не предусмотрено. Предлагаются отдельные изменения, в основном касающиеся двух разделов свода: во-первых, слитных, раздельных и дефисных написаний и, во-вторых, употребления прописных и строчных букв; устраняются некоторые исключения. <…>
      Говоря об орфографических изменениях, не могу не вспомнить, как сам я, будучи тогда студентом, болезненно воспринимал в 1956 году те немногие изменения, которые содержались в только что обнародованном тексте новых правил русской орфографии: писать панцирь, цирюльник, цинга, циновка с буквой и вместо ы; по-видимому, по-прежнему, по-пустому - через дефис вместо принятого раньше слитного написания, а вовремя - наоборот, слитно. Но достаточно скоро (не могу сейчас сказать, сколько именно лет спустя) новые написания стали привычными. А недавно даже произошел конфуз: воспроизводя в титрах нового фильма "Сибирскiй цирюльникъ" дореволюционное написание этих слов, авторы забыли, что второе писалось с буквой ы после ц (о твердом знаке на конце слова, разумеется, все помнят, он ведь так моден!).

Кстати, сейчас мы не предлагаем менять ы на и в корнях еще нескольких слов, оставшихся с буквой ы после ц: цыган, цыпленок, цыпочки, цып-цып, цыкать, цыц. Слова этой группы, кроме цыган, имеют специфические междометные корни, что оправдывает их особое написание (вот вам собственно лингвистический аргумент), а цыган - слово с богатой культурно-исторической традицией (поэма Пушкина, особая роль цыганщины в истории русской культуры), и допускаю, что многим трудновато будет воспринимать его с буквой и... Зато наше предложение писать с буквой у слова парашют и брошюра (пишущиеся до сих пор с ю как исключения), думаю, не должно быть настолько же шокирующим: оба слова - сравнительно поздние иностранные заимствования, буква ю отражает в них мягкость предшествующего шипящего согласного в языке-источнике (французском) - не более того; произносятся они давно с твердым шипящим (в отличие, например, от слова жюри, все еще произносящегося нередко с мягким ж), обрусели, обросли производными словами: парашютный, парашютик, парашютист и т. д.
      Вряд ли нанесет особый ущерб для культурно-исторических традиций и предлагаемая нами унификация написания сложных существительных с первой частью пол-: писать через дефис не только пол-листа, пол-лимона, пол-апельсина, пол-яблока, пол-Москвы, но и пол-дома, пол-километра, пол-мандарина; не только пол-одиннадцатого, но и пол-двенадцатого, пол-первого и т. п. По правилу, действующему до сих пор, различаются написания с пол- перед согласными, кроме л (слитные), и перед гласными, согласной л и перед прописной буквой (дефисные). В данном случае упрощение правила, как представляется, диктуется не столько даже лингвистическими соображениями (известной самостоятельностью компонента пол-, близкого к отдельному слову), сколько обычным здравым смыслом.
      Однако должен сказать, что упрощение орфографии вовсе не было для нас самоцелью. Наша русская орфография не сложнее, чем, например, английская или французская, а в некоторых отношениях и легче их: каждая буква в русских словах обычно соответствует определенному звуку, чего нельзя сказать о словах английских или французских.
      Основной принцип нашей орфографии, называемый в лингвистике чаще всего фономорфологическим, предполагает единообразную буквенную передачу значимых частей слова - морфем (корней, приставок, суффиксов). Правда, в современном русском правописании немало отступлений от этого принципа. Достаточно привести для примера написание приставок типа без- (бес-), из- (ис-), раз- (рас-) или роз- (рос-): мы пишем в этих приставках з перед буквами, передающими звонкие согласные, и с - перед буквами, передающими согласные глухие, а в приставке раз- (рас-) еще и пишем без ударения букву а, хотя под ударением - о. Кстати, этому особому правилу написания приставки раз- предлагается сейчас подчинить прилагательное разыскной: его надо писать именно так, с буквой а. Написание розыскной было единственным и неоправданным исключением из правила. Проверка словом розыск здесь некорректна: ведь мы пишем роспись, но расписной; россыпь, но рассыпной; розлив, но разливной; розданный, но раздать и т. п.
      Устранение сложных случаев, различного рода традиционных отступлений от общих принципов письма, которых в нашей орфографии достаточно, - вряд ли целесообразно, а на практике едва ли осуществимо. Не следует стремиться к "дистиллированной" орфографии, принципиально изгоняя из нее все исключения и сложности. Позволительно даже утверждать, что орфография естественного языка не может быть абсолютно чистой, непротиворечивой, "причесанной", поскольку она, как уже говорилось, является в значительной степени результатом длительного историко-культурного саморазвития. Не менее важен и неизменно актуален другой аспект этой проблемы: надо ли стремиться к упрощению орфографии в целях облегчения процесса ее усвоения, как к некой панацее от неграмотности людей? Вопрос серьезен и не раз в истекшем столетии вставал со всей остротой. <…>
      В мае 1963 года постановлением Президиума АН СССР была создана Комиссия по усовершенствованию русской орфографии. В постановлении особо подчеркивалось "настойчивое требование советской общественности" - "внести усовершенствования и упрощения в систему правописания". Комиссии были даны весьма сжатые сроки - "завершить работу и представить свои предложения в Президиум АН СССР в 1964 году". Некоторые предложения комиссии носили достаточно радикальный характер: например, писать ноч, мыш; заец, платьеце; огурци и т. п.; вовсе отказаться от буквы ъ. Опубликованные в "Известиях" в 1964 году предложения комиссии вызвали бурную реакцию протеста, выразившуюся в ряде публикаций в тех же "Известиях" осенью 1964 года. Прекращение обсуждения совпало со снятием Хрущева. В дальнейшем, в "эпоху застоя", об этих предложениях постарались забыть, но о них до сих пор вспоминают при каждом удобном случае представители интеллигенции, весьма подозрительно относящиеся теперь к любым попыткам "вмешательства" в правила правописания, а некоторые журналисты преподносят такие попытки как бесценный "жареный" материал. В последующие годы работа в области правил русского правописания (и, кстати, орфографических словарей тоже - академический "Орфографический словарь русского языка" переиздавался после 1974 года только стереотипными изданиями) была практически законсервирована. Возобновилась она только при перестройке, в конце 80-х годов. Оглядываясь сейчас на предложения комиссии 1964 года, думается, что, при всей чисто научной, лингвистической обоснованности многих предложений, авторы того проекта упустили из виду неизбежный общественно-культурный шок, вызванный реакцией на ломку ряда традиционно (исторически) сложившихся правил и принципов письма и основанных на них устоявшихся орфографических навыков.

0

3

К некоторым предложениям той комиссии можно предъявить и лингвистические претензии. Так, предложенный тогда отказ от разделительного знака перед буквами, обозначающими "йотированные" гласные, в тех словах, где им предшествовал твердый согласный (то есть отказ от ъ в словах типа сверхъестественный, межъярусный, трехъярусный, трансъевропейский, панъевропейский), противоречит одному из основных принципов русского письма, обычно называемому слоговым. В соответствии со слоговым принципом буквы я, ю, е, ё после согласных букв не обозначают "йотированных" гласных, и при этом буквы я, ю, ё, а в исконно русских, незаимствованных словах - и буква е, служат обозначению мягкости предшествующего согласного. Не учли авторы этого предложения - вовсе устранить букву ъ - и того факта, что твердый знак абсолютно необходим при транслитерации иноязычных собственных имен (город Хэнъян, поселок Торъял, озеро Ювясъярви, писатель Дзюнъитиро Танидзаки и т. п.): без него правильно прочитать такие имена, по преимуществу редкие, попросту невозможно. С позиций сегодняшнего дня напрашивается, наоборот, предложение о расширении употребления разделительного ъ в тех случаях, где все еще "йотированность" гласного в середине слова никак не обозначается. Я имею в виду прежде всего сложносокращенные слова типа Минюст, иняз, детясли, госязык, партячейка, спецеда: в нашем проекте предлагается писать инъяз, Минъюст, спецъеда и т. п. Все принятые до сих пор написания слов этой структуры неточно передают их звуковой состав, в них не хватает сигнала прочтения букв е, ё, ю, я как сочетаний "йота" с гласными, а таким сигналом в традиционно пишущихся слитно сложных и сложносокращенных словах может быть только разделительный ъ. Отсутствие его в подобных словах может тоже приводить к затруднениям в прочтении и понимании некоторых, довольно редких, сокращенных названий: такое, например, слово, как облюст, с ходу правильно и не прочтешь, не сразу догадаешься, что это областной отдел юстиции. Не случайно такое короткое слово, как иняз, фиксируется словарями новых слов (см.: "Словарь новых слов русского языка. Середина 50-х - середина 80-х годов". СПб., 1995) в трех орфографических вариантах, реально встречающихся в печати: инъяз, иняз и ин-яз. Эти варианты, конечно, вызваны все тем же стремлением прояснить внешним видом слова его звучание, противоречащее принятому до сих пор слитному написанию без разделительного знака. Да, конечно, сложносокращенные слова - особый тип слов, но он и очень молодой, не имеющий большой орфографической традиции - все это главным образом "советизмы" XX века, и подчинить их написание общим закономерностям нашей орфографии - ничуть не зазорно. Думаю, что и корректоры в этом вопросе нас поддержат, хотя они сейчас и стараются соблюдать запрет на ъ в сложносокращенных словах. Так, можно было заметить, что в первой публикации повести Андрея Платонова "Ювенильное море" ("Знамя", 1986, № 6) в том месте, где герой узнаёт, что его попутчица "работает секретарем гуртовой партъячейки", последнее слово напечатано именно так, с ъ, и это, вполне возможно, отражает орфографию автора; однако в последующих изданиях повести буква ъ была здесь снята корректорами.
      Хочу остановиться еще на одном предложении 1964 года - убрать конечную букву ь в существительных женского рода 3-го склонения (мышь, ночь), в формах инфинитива (беречь), 2-го лица глаголов (несешь), повелительного наклонения (режь, спрячь), в наречиях (сплошь, настежь), вообще во всех словах и формах, кончающихся на шипящую. Предложение это, с фонологической точки зрения безупречное, все же не учитывало того факта, что конечная буква ь отмечает (по-научному - маркирует) в современной орфографии определенные грамматические типы и формы слов, в то время как другие типы слов и форм не имеют после шипящей конечного ь: это и существительные мужского рода (нож, мяч), и формы родительного падежа множественного числа существительных женского рода (туч, рощ), и краткие формы мужского рода прилагательных (свеж, хорош). Таким образом, буква ь несет здесь хоть и не фонологическую, но явную морфологическую функцию.
      В этой связи уместно сослаться на Дмитрия Сергеевича Лихачева, который в своем, теперь уже хорошо известном, докладе 1928 года о русской орфографии (том самом, за который молодой ученый поплатился пятью годами Соловков) отмечал: чем больше в словах графических знаков, тем легче они при чтении, так как "каждое слово становится характернее, индивидуальнее, приобретает определенную физиономию". Контрастность написаний разных грамматических типов слов и форм с этой точки зрения, несомненно, полезна. В частности, она помогает избежать омографии (одинакового написания) таких разных слов, как, например, туш (мужского рода) и тушь (женского рода), овощ (мужского рода - единственное число от овощи) и овощь (женского рода, собирательное, см. у Некрасова: "Вся овощь огородная / Поспела. Дети носятся/ Кто с репой, кто с морковкою...").
      Обо всем этом можно было бы не писать, если бы до сих пор наиболее радикальные предложения комиссии 1964 года не имели своих активных сторонников среди специалистов и если бы некоторые газеты не приписывали сейчас нам предложений писать мыш, огурци, заец и т. п. Однако сказанное вовсе не означает, что все предложения той комиссии представляются нам неприемлемыми. Некоторые из них использованы и в нашем проекте - например, унификация написания сложных слов с первой частью пол-, о которой уже сказано выше, или написания причастий и прилагательных от бесприставочных глаголов: предлагается писать в словах типа гружёный, крашеный, жареный, стриженый, раненый всегда одно н независимо от того, имеются при них синтаксически подчиненные слова или нет.
      Какие еще новшества, кроме упомянутых, предлагаются в подготовленном нами своде орфографических правил? Приведу только несколько примеров. В целом ряде случаев правила отражают существующую практику письма, противоречащую тем или иным формулировкам правил 1956 года.
Так, всем хорошо известно, что существительные на -ий, -ия имеют в определенных падежах (слова на -ий - в предложном, на -ия - в дательном и предложном) особое окончание -и, а не -е, как у всех остальных существительных этих типов склонения. Мы пишем: о гении, на станции, к станции и т. п. Но оказывается, что этому правилу не подчиняются слова на -ий и на -ия, если у них односложная основа, - такие, например, как кий, змий, Пий (имя римских пап), "Вий" или женские имена Ия, Лия, название реки Бия. Недавно в одной из газет употреблен дательный падеж мужского грузинского имени Гия. Написано так: "Гие Канчели зал аплодировал стоя". С точки зрения правил 1956 года написано неправильно: по этим правилам надо было бы писать Гии. Но вот я смотрю новое (1994) Полное собрание сочинений Гоголя и вижу, что в комментариях к повести "Вий" сплошь и рядом написано в "Вие", а не в "Вии". Не подчиняется общему правилу и дательный падеж имени Ия: в газетах встречаем только Ие. И подобные написания - отнюдь не новшество последнего времени. <…> Таким образом, сама практика письма подталкивает к уточнению более общего правила для слов на -ий, -ия с односложной основой.
      Другой пример: в правилах 1956 года установлено, что во всех словах, образованных от слов, основа которых кончается на удвоенную согласную, эта удвоенная согласная перед суффиксом сохраняется, например: группа - группка, программа - программка, программный, класс - классный. Но есть одна группа слов, которая явно не подчиняется этому правилу, - уменьшительные и фамильярные личные имена типа Алка (от Алла), Римка (от Римма), Кирилка (от Кирилл). В таких общепринятых написаниях нарушается существующее старое правило, где эта группа никак не оговорена. Это и есть саморазвитие орфографии. Здесь изменением захватываются небольшие, узкие группы слов.
      А вот случай, охватывающий уже достаточно большую и постоянно пополняемую группу образований: это написание сложных прилагательных - слитное либо через дефис. В правиле 1956 года противопоставляется написание прилагательных с равноправным отношением частей сложного слова (такие сложные слова полагается писать через дефис) и с неравноправным, подчинительным отношением частей (их полагается писать слитно). Но есть множество слов, которые не подчиняются этому правилу, пишутся иначе. Даже в самих правилах 1956 года приведено слово глухонемой в слитном написании. В академическом "Орфографическом словаре русского языка" (1974 года и последующие издания) мы видим написания: нефтегазовый, газопаровой, пароводяной, водовоздушный, буровзрывной. В этих сложных словах явно равноправное соотношение основ, но они пишутся вопреки действующему правилу слитно. В то же время есть много примеров, когда при подчинительном отношении частей прилагательные пишутся вопреки правилу через дефис: буржуазно-демократический (ср. буржуазная демократия), парашютно-десантный, жилищно-кооперативный, государственно-монополистический, научно-исследовательский, научно-фантастический, ракетно-технический, гражданско-правовой, стрелково-спортивный, из более новых слов - ядерно-энергетический, партийно-номенклатурный и др. Если большой ряд слов, включающий десятки образований, не подчиняется правилу, значит, правило это не действует. Его следует заменить другим правилом, найти какой-то другой критерий разграничения слитных и дефисных написаний сложных имен прилагательных. В новом своде предлагается такой критерий: если в первой части слова есть суффикс имени прилагательного (суффикс -н-, -ов- или -ск-), то такое сложное прилагательное надо писать через дефис - независимо от того, равноправное в нем или неравноправное соотношение частей. Иными словами, смысловой критерий выбора написания заменяется формально-грамматическим. Эта закономерность спонтанного развития русской орфографии подмечена нашими специалистами уже давно. По этому новому правилу предлагается всегда писать через дефис сложные прилагательные с первыми частями северно-, южно-, восточно-, западно-, центрально-, например: западно-европейский, южно-американский, северно-причерноморский, восточно-средиземноморский, центрально-азиатский. Раньше подобные прилагательные писались через дефис только в составных (географических или других) наименованиях с двумя прописными буквами. Теперь предлагается их писать единообразно - не только Западно-Сибирская низменность или Западно-Сибирский металлургический комбинат, но и западно-сибирская природа, растительность и т. п. Предлагается расширить сферу применения дефиса в сочетаниях с приложением: писать через дефис не только сочетания с однословным приложением, следующим за определяемым словом (мать-старуха, садовод-любитель, Маша-резвушка), но и сочетания с предшествующим определяемому слову приложением - таким, которое, по определению свода 1956 года, "может быть приравнено по значению к прилагательному" (старик-отец, красавица-дочка, проказница-мартышка), в том числе и с приложением, предшествующим собственному имени (матушка-Русь, красавица-Волга, резвушка-Маша). Обе последние группы в своде 1956 года предлагалось писать раздельно. Практика печати показывает, что правило это в ряде случаев не соблюдалось, особенно в классических текстах - например, в таких случаях, как: Старуха-мать ждет сына с битвы (Лермонтов), "Красавец-мужчина" (название пьесы Островского), матушка-Русь в известных словах из поэмы Некрасова. Таким образом, утверждение правил 1956 года, что "дефис не пишется в сочетании имени нарицательного со следующим за ним именем собственным", на самом деле верно только для сочетаний типа город Москва, река Волга, но абсолютно неприменимо в тех случаях, где собственному имени предшествует оценочное приложение.
      Изменения последних лет, происшедшие в общественном осознании священных понятий религии, потребовали включения в новый свод особого раздела "Названия, связанные с религией". В основе его - практика употребления прописных букв, существовавшая в дореволюционное время и установившаяся за последнее десятилетие (после снятия идеологических запретов) в современной печати, - например, в словах Бог, Господь, Богородица, в названиях религиозных праздников (Пасха, Рождество, Крещение), священных книг (Библия, Евангелие, Коран) и др. Однако вводятся существенные уточнения: о написании со строчной буквы слов бог и господь в выражениях междометного и оценочного характера, употребляющихся в разговорной речи вне прямой связи с религией (например, ей-богу, бог знает что, не бог весть что, не слава богу - "неблагополучно", междометия боже мой, господи), об употреблении прописной буквы в названиях народных праздников, связанных с церковным праздничным циклом, - таких, как Святки, Масленица, и ряд других уточнений. В некоторых отзывах на новый проект правил уже прозвучало возражение: а как же быть атеистам? На это можно ответить только одно: до революции 1917 года даже самые отъявленные атеисты писали Бога с прописной буквы. Дело здесь не в том, веришь ты в Бога или нет, а в том, что Бог (в монотеистических религиях), Господь, Богородица, Аллах - индивидуальные названия, являющиеся фактически собственными именами (Реплика И. Б. Роднянской. Представляется, что нормативность в этом вопросе несколько опрометчива. Меня, например, никакими запретами не заставишь в восклицании "Боже мой" писать первое слово со строчной буквы - ведь я помню, к Кому обращаюсь. И, с другой стороны, покуда я имею прикосновенность к редактированию, не стану понуждать атеиста к букве прописной: ведь для него бог монотеизма - такой же мифологический персонаж, как боги Перун или Гермес. Не следует ли в такой щекотливой области допустить свободный выбор вариантов?).
  Еще одно изменение, касающееся употребления прописных букв. В официальных названиях органов власти, учреждений, обществ, научных, учебных и зрелищных заведений, политических партий и т. п. предлагается писать с прописной буквы всегда только первое слово (а также входящие в их состав собственные имена), например: Всемирный совет мира, Государственная дума, Федеральное собрание, Российская академия наук, Военно-морской флот, Союз театральных деятелей России. Такие слова, как Дума, Академия наук, должны писаться с прописной буквы лишь в тех случаях, когда они употреблены вместо полного официального названия. Тем самым отменяются директивные рекомендации старого свода, согласно которым предлагалось писать с прописной буквы все слова, кроме служебных и слова партия, в названиях высших партийных, правительственных, профсоюзных учреждений и организаций Советского Союза - таких, как Верховный Совет, Совет Министров СССР, Советская Армия и Военно-Морской Флот. Предлагается писать со строчной буквы любые названия должностей и титулов, а прописную букву использовать при именовании высших государственных должностей и титулов только в текстах официальных документов - указов, соглашений, коммюнике и т. п. Таким образом отменяется правило, предусматривавшее писать с прописной буквы наименования высших должностей в СССР и со строчной - наименования других должностей и титулов.
      Несколько слов о правилах написания аббревиатур. Вряд ли верной уже изначально была рекомендация правил 1956 года писать строчными буквами звуковые аббревиатуры, "обозначающие имена нарицательные". Так пишутся (в виде исключений) только немногие из звуковых аббревиатур - вуз, роно, дот, дзот, нэп, загс (у последних двух есть вариантные написания прописными буквами: НЭП, ЗАГС). Однако правило, давно уже реализованное на практике, заключается как раз в обратном - в том, чтобы писать любые звуковые аббревиатуры прописными буквами: так пишутся, например, ГЭС, ГРЭС, ТЭЦ, ВТЭК, РОЭ, из старых аббревиатур "раннесоветского" периода - ТОЗ, ЧОН, из более поздних, новых - НОТ, СПИД, ЖЭК, ОМОН, ТЭК, ВИА, СМИ, УЗИ и многие другие. Ничего не сказано в старых правилах о том, как писать слова, производные от аббревиатур, - о несохранении в них прописных букв, например: мхатовец, мидовский (от МХАТ, МИД). Это приходится впервые формулировать в новом своде правил; особо подчеркивается, что формы буквенных аббревиатур и производных от них слов надо писать только по названиям букв, например: бэтээры, кагэбэшный, кавээнщик (от БТР, КГБ, КВН).
      В необходимых случаях в свод правил введены целые новые блоки или новые подразделы. Так, впервые сформулировано общее правило правописания букв на месте безударных беглых гласных. При склонении на месте беглого гласного в именных основах пишутся: после твердых согласных - буква о (банка - банок, кухня - кухонь), после мягких согласных и шипящих, но не перед й, - буква е (спальня - спален, башня - башен), а перед й - буква и (гостья - гостий, третья - третий). То же в производных словах: суточный, горечь, неженка, чаечий (от чайка), келийка (от келья).
      В разделе о слитных, раздельных и дефисных написаниях впервые сформулированы так называемые корректирующие правила, или правила координации. Здесь предусмотрены различные случаи корректировки написаний, вытекающих из основных правил, если такие написания затрудняют понимание смысловых отношений соединяемых языковых единиц. Например, если часть слова, пишущаяся по общему правилу слитно, соединяется с дефисно или раздельно пишущейся единицей, то ее следует писать (соответственно) через дефис или раздельно: радио-мюзик-холл, экс Советский Союз. Если в конструкции с приложением один из членов (первый либо второй) является сочетанием слов, то дефис должен быть заменен знаком тире: директор - художественный руководитель, научный сотрудник - космонавт, государства - члены НАТО и т. п.
      Еще одна особенность нового свода - допущение в ряде случаев разных, вариативных написаний. Этим обусловлены, в частности, уточнения стилистического характера. Например, допускается в художественной речи, прежде всего в поэтической, написание форм предложного падежа с окончанием -и вместо общепринятого -е типа в молчаньи, в раздумьи, в ущельи (именно такими написаниями пользовалось несколько поколений русских поэтов от Пушкина до Пастернака). Указываются как не требующие исправления некоторые устаревшие написания суффиксов, встречающиеся в художественной литературе - в таких формах, как, например, Марфинька, Полинька, Фединька, Володичка, Ваничка (отмечается и обычное в современных текстах написание Веничка Ерофеев). Допускается написание с прописной буквы прилагательных на -ский, образованных от собственных имен, если эти прилагательные имеют значение индивидуальной принадлежности, - см., например, у Пастернака: "В Варыкино влетели засветло и стали у старого Живаговского дома, так как по дороге он был первым, ближе Микулицынского". В ряде случаев пишущему предоставляется право осознанного выбора между раздельным и дефисным написанием. Отсюда, например, возможность двояких написаний в случаях типа кричаще яркий и кричаще-яркий, детски беспомощный и детски-беспомощный, томительно жаркий и томительно-жаркий, болезненно ревнивый и болезненно-ревнивый. Если пишущий считает такое сочетание соединением наречия с прилагательным, то пишет его раздельно, если же видит в нем сложное слово, имеет право написать его через дефис.
      Возможность выбора написания, допустимая в некоторых особых случаях, отмечалась орфографистами прошлого, но в своде 1956 года она фактически игнорировалась. Разумеется, такая возможность ни в коей мере не отменяет общего принципа обязательности правил и единообразия письма. В новых правилах переноса тоже сняты некоторые ограничения, предусмотренные сводом 1956 года. В ряде случаев правила, прежде предлагавшиеся как обязательные, признаются лишь предпочтительными. В частности, это относится к разделению групп согласных при переносе: признаются допустимыми не только такие переносы, как под-бросить (с обязательным учетом границы между приставкой и корнем), но и такие, как подб-росить. Отчасти это обусловлено новыми техническими условиями компьютерного набора текстов. Впрочем, основные запреты - на перенос одной буквы, на отделение гласной от предшествующей согласной и др. - естественно, остаются.
      Большая вариативность по сравнению со сводом 1956 года допускается новыми правилами пунктуации. Так, перед перечислением, перед второй частью бессоюзных сложных предложений, имеющей значение причины, и в некоторых других случаях теперь признается правильным не только двоеточие, но в равной степени и тире. Вообще правила пунктуации стали более разнообразными в связи с широким использованием в современной письменной речи разговорных конструкций. <…>
      C принятием нового свода правил обязательно будет объявлен переходный период (два или три года), в течение которого не будут считаться ошибками старые, не соответствующие новым правилам написания. Это особенно важно для оценки грамотности выпускников средней школы и вузовских абитуриентов. Вообще принятие нового свода правил правописания - хороший повод для того, чтобы ведущие организации системы образования пересмотрели принципы оценки орфографических ошибок, обновили их классификацию, выработали на этот счет точные критерии, так необходимые для учителей-русистов. Новая редакция правил русского правописания - не каприз лингвистов, а веление времени. <…>

     Лопатин Владимир Владимирович (род. в 1935) - доктор филологических наук, главный научный сотрудник Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН, председатель Орфографической комиссии РАН.

http://www.gramma.ru/KOL/?id=4.11

0

4

йоптель, вот только осилил вторую статью...
даже и не знаю что сказать, судя по первой статья я на уровне т.н. "прапорщиков телевидения", т.к.  легко могу употребить фразы, типа «Глядя на эту картину, думается, что…», «Подъезжая к сией станции и глядя на природу, у меня слетела шляпа» и «Наблюдая за прыжком, у вас возникнет вопрос»...
А вот написание таких слова, как "заец" или "ноч" я бы сделал вариативными, исключительно для понимания того, что твой оппоненты (типа Фурсенок и им подобных) - безграмотный лимитчик.

0

5

Strelec написал(а):

безграмотный лимитчик.

Не завидуй, мАсквич!
Для меня русского языка "грамотного" нет. Есть "общепринятый" "грамотный язык". Люди поражаются как это в тульской глухой деревне бабка X в городе то была всего 1 раз, формирует свою речь не хуже профессора МГУ. Наверное ответ прост - некое местечковое наречие взял кто-то да и объявил "грамотной речью". Язык должен расти и развиваться или умрет как латынь. Кому нужна 2-ая латынь в виде "грамотной речи"?
если например люди хотят писать все в одну строчку без знаков препинания когда еще не оговорено как это лучше делать и тп то все в итоге только мучатся будут писать от этого по другому никто естественно не перестанет

Отредактировано K_A_V (2011-05-26 13:55:32)

0

6

K_A_V написал(а):

если например люди хотят писать все в одну строчку без знаков препинания

При таком раскладе понимание смысла всем известной фразы "казнить нельзя помиловать" отдается на откуп исключительно исполнителю приговора. А его понимание может не совпасть с твоим))

0

7

Strelec написал(а):

А его понимание может не совпасть с твоим))

О чем и речь, надо следовать за тенденциями. Если в SMS многие так и пишут, а другие их прекрасно понимают, то явно есть некие правила написания однозначного сообщения. Вот их и надо описывать и систематизировать. А не держаться за старые и никому не нужные.

0

8

K_A_V написал(а):

Если в SMS многие так и пишут, а другие их прекрасно понимают, то явно есть некие правила написания однозначного сообщения.

Понимают общий смысл исходя из того, что адресат лично знает отправителя, после чего общий смысл адаптируется под конкретную ситуацию. А вот если речь идет об обезличенном тексте для неустановленного круга лиц (УК РФ, например) то тут без запятых не обойтись.
Вот к примеру предложение из закона "О конкуренции..." (попробуй осилить его без знаков препинания - они здесь играют определяющую роль):

1. В случае, если суммарная стоимость активов по последним балансам лица, приобретающего акции (доли), права и (или) имущество, и его группы лиц и лица, акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права в отношении которого приобретаются, и его группы лиц превышает семь миллиардов рублей или если их суммарная выручка от реализации товаров за последний календарный год превышает десять миллиардов рублей и при этом суммарная стоимость активов по последнему балансу лица, акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права в отношении которого приобретаются, и его группы лиц превышает двести пятьдесят миллионов рублей либо если одно из указанных лиц включено в реестр, с предварительного согласия антимонопольного органа осуществляются следующие сделки с акциями (долями), правами и (или) имуществом:
(в ред. Федерального закона от 17.07.2009 N 164-ФЗ)
1) приобретение лицом (группой лиц) голосующих акций акционерного общества, если такое лицо (группа лиц) получает право распоряжаться более чем двадцатью пятью процентами указанных акций при условии, что до этого приобретения такое лицо (группа лиц) не распоряжалось голосующими акциями данного акционерного общества или распоряжалось не более чем двадцатью пятью процентами голосующих акций данного акционерного общества; указанное требование не распространяется на учредителей акционерного общества при его создании;
(в ред. Федерального закона от 17.07.2009 N 164-ФЗ)
2) приобретение лицом (группой лиц) долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, если такое лицо (группа лиц) получает право распоряжаться более чем одной третью долей в уставном капитале данного общества при условии, что до этого приобретения такое лицо (группа лиц) не распоряжалось долями в уставном капитале данного общества или распоряжалось менее чем одной третью долей в уставном капитале данного общества; указанное требование не распространяется на учредителей общества с ограниченной ответственностью при его создании;
3) приобретение долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью лицом (группой лиц), распоряжающимся не менее чем одной третью долей и не более чем пятьюдесятью процентами долей в уставном капитале этого общества, если такое лицо (группа лиц) получает право распоряжаться более чем пятьюдесятью процентами указанных долей;
4) приобретение голосующих акций акционерного общества лицом (группой лиц), распоряжающимся не менее чем двадцатью пятью процентами и не более чем пятьюдесятью процентами голосующих акций акционерного общества, если это лицо (группа лиц) получает право распоряжаться более чем пятьюдесятью процентами таких голосующих акций;
5) приобретение долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью лицом (группой лиц), распоряжающимся не менее чем пятьюдесятью процентами и не более чем двумя третями долей в уставном капитале этого общества, если такое лицо (группа лиц) получает право распоряжаться более чем двумя третями указанных долей;
6) приобретение голосующих акций акционерного общества лицом (группой лиц), распоряжающимся не менее чем пятьюдесятью процентами и не более чем семьюдесятью пятью процентами голосующих акций акционерного общества, если это лицо (группа лиц) получает право распоряжаться более чем семьюдесятью пятью процентами таких голосующих акций;
7) получение в собственность, пользование или во владение хозяйствующим субъектом (группой лиц) основных производственных средств (за исключением земельных участков и не имеющих промышленного назначения зданий, строений, сооружений, помещений и частей помещений, объектов незавершенного строительства) и (или) нематериальных активов другого хозяйствующего субъекта (за исключением финансовой организации), если балансовая стоимость имущества, составляющего предмет сделки или взаимосвязанных сделок, превышает двадцать процентов балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов хозяйствующего субъекта, осуществляющего отчуждение или передачу имущества;
(п. 7 в ред. Федерального закона от 17.07.2009 N 164-ФЗ)
8) приобретение лицом (группой лиц) в результате одной или нескольких сделок (в том числе на основании договора доверительного управления имуществом, договора о совместной деятельности или договора поручения) прав, позволяющих определять условия осуществления хозяйствующим субъектом (за исключением финансовой организации) предпринимательской деятельности или осуществлять функции его исполнительного органа.

Отредактировано Strelec (2011-05-30 15:04:26)

0

9

Strelec написал(а):

(попробуй осилить его без знаков препинания - они здесь играют определяющую роль):

Сколько буковок! http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8547-3.gif

0

10

Галина Алексеевна Лилич, Почётный профессор СПбГУ, преподаватель Славянской кафедры филологического факультета зачитывает сочинение (ЕГЭ) о Ленине. Слушать и рыдать, рыдать и слушать..

СОЧИНЕНИЕ О ЛЕНИНЕ. ЕГЭ. Оценка – 4. Когда родился В.И.Ленин, никто не знал ,что он будет предводителем коммунистов, о котором помнят и в наши дни. Это был великий человек. Ленин учился в школе, иногда к нему приставали парни. Кончалось это разборкой на школьном дворе. Ленин не любил драться, но приходилось защищаться или защищать своих друзей. Кроме школы Владимир Ильич ходил работать, так как в те времена нужны были деньги, чтобы хоть как то прокормиться. Прилавки в магазине были почти пусты, хлебопродукты давали по карточкам и Владимир Ильич жил нИ как богатый гражданин, а как и все люди, которые его окружают. Он бегал и раздавал листовки, ходил по улицам с огромной пачкой книг, подбегал к машинам и продавал им сигареты. Не знаю, как Владимир Ильич стал лидИром, наверное он как то проявил себя перед людьми. Когда он взошел на «трон», то начал вести всех людей в будущее коммунистов. В.И.Ленин старался сделать так, чтобы на прилавках было побольше еды и чтобы было поменьше безработицы. Это ему конечно удалось, но ненадолго. Посевы в деревнях не всегда давали хорошие урожаи, иногда урожай просто гиб. Ленин очень любил детей. На парадах он брал ребёнка и нёс его на руках. Люди не возрОжали, что ихнего ребёнка ведёт предводитель. Когда началась Октябрьская революция, в стране началась паника. Владимир Ильич не мог удержать людей, приходилось успокаивать их силой. Всех парней старше 16 лет отправляли на войну. Некоторые люди боялись и прятались. Через некоторое время их находили и приговаривали к расстрелу. Из-за революции в стране началась голодовка. Хлеб практически не привозили, воды нигде не было. Если и привозили, то давали кусок хлеба, да половину кружки с водой. Некоторые даже не могли дойти до машины с едой, так как охваченные голодом лежали на полу и погибали. В.И.Ленину было тяжело смотреть на всё происходящее. Он не мог давать людям больше еды, лишь потому, что немцы подходили всё ближе и ближе к кремлю. Они сжигали посевы, силой отбирали продовольствие у стариков и женщин, потом немцы расстреливали народ в деревне и сжигали её. Ленин понимал, что немцы приближаются к Москве. Он посылал на войну всё больше и больше людей, а сам сидел в охраняемом месте и ждал вестей. Народ в стране взбунтовался и начал громить город. Ленин приказал солдатам успокоить людей. Солдаты не сЧадили ни женщин, ни детей и когда всё немного затихло, Владимир Ильич захотел узнать о новостях в Москве и Подмосковье. Он выехал на своей машине вместе с охраной. Но он не долго ездил, ему устроили засаду революционеры. Ленина поймали и посадили за решётку. За решёткой Ленин читал книги при свече, на полях книги он писал молоком воззвание. Но революционеры узнали о его планах и отобрали книги. После нескольких дней советские войска дошли до того места, где находился Владимир Ильич Ленин. Они окружили революционеров и взяли их в плен. Ленин был свободен. В последний раз Ленин направил все свои войска на немецкую армию. В этом бою советская армия окончательно разбила вражескую армию. После этой победы в стране началась перестройка. Теперь Ленин был не враг народа , а друг. Стали привозить пищу, открыли новые заводы и стали появляться новые постройки. Однажды вечером, как обычно он это делает, Ленин хотел сесть в свою машину, а потом поехать домой. Только Владимир Ильич открыл дверь машины, как тут раздался выстрел. Пуля настигла Владимира Ильича Ленина и попала в сонную артерию. Ленин умер. На месте выстрела оказалась только старушка, которая ничего не видела. Её поймали и расстреляли. После смерти Ленина , поставили памятники посвящённые ему. Самого В.И.Ленина похоронили на Красной площади в мавзолее, где он лежит и сейчас. Ленина тщательно охраняют, пускают в мавзолей только, чтобы посмотреть на него. Сейчас Ленин почти весь состоит из протеза. Когда на него падает свет, то кажется, что он светится изнутри. Надеюсь, что в будущем его похоронят , как человека. Как манекен там лежит и все на него смотрят, он тоже человек, как и мы. Пусть же его похоронят, как подобает, а не как манекен.

0

11

Слишком уж не соответствует уровень правописания (орфография и пунктуация), который в целом довольно на неплохом уровне, базовым знаниям истории России, так что это все хрень состряпанная, а не результат экзамена.
Хотя я не знаю, какой смысл сейчас вкладывают в понятие "сочинение")))

0

12

Strelec написал(а):

который в целом довольно на неплохом уровне

См. выше, если местечковый диалект совпадает с "общепринятым", то считается мол "грамотная речь".

0

13

K_A_V написал(а):

сочинение (ЕГЭ) о Ленине

Вообще, Единый государственный экзамен (ЕГЭ) как по русскому языку так и по литературе представляет собой тест. Так что как-то странно откуда взялось на ЕГЭ сочинение, а тем более о Ленине.

0

14

Прекрасная Принцесса написал(а):

Вообще, Единый государственный экзамен (ЕГЭ) как по русскому языку так и по литературе представляет собой тест. Так что как-то странно откуда взялось на ЕГЭ сочинение, а тем более о Ленине.

Вот и я говорю - мутатень )))

0

15

Это документ. Чтобы не искать пункт 2.1

0

16

K_A_V написал(а):

Это документ. Чтобы не искать пункт 2.1

Там речь об обычном выпускном экзамене. А с этого же сайте про ЕГЭ
Особенности ЕГЭ:

единые правила проведения

единое расписание
использование заданий стандартизированной формы (КИМ)
использование специальных бланков для оформления ответов на задания
проведение письменно на русском языке (за исключением ЕГЭ по иностранным языкам)

Надо лишь заполнять бланк, куда вписывать правильные на твой взгляд варианты ответов. На этом же сайте есть примеры ЕГЭ по русскому языку и литературе.

Даже если допустить, что речь идет не об ЕГЭ, а об обычном выпускном экзамене по литературе, то есть о сочинении по литературе, то такую тему как " О Ленине" вряд ли бы утвердили после перестройки, да и к литературе она отношения не имеет и не может относиться даже к разделу "Тема по желанию". Единстввенное, что можно допустить, так это оценку 4, так как, как мы знаем, за сочинение ставят две оценки - за содержание и за русский язык. возможно 4 как раз за русский язык?

0

17

Strelec написал(а):

Вот и я говорю - мутатень )))

Согласна))

0

18

Приказ Рособрнадзора от 15.12.2010 № 2958 "Об утверждении сроков, единого расписания, формы и продолжительности проведении государственного выпускного экзамена по русскому языку и математике в 2011 году" - Вы можете измышлять что угодно (прям как судьи в РФ), но проводить будут как в документе написано.

0

19

K_A_V написал(а):

Приказ Рособрнадзора от 15.12.2010 № 2958 "Об утверждении сроков, единого расписания, формы и продолжительности проведении государственного выпускного экзамена по русскому языку и математике в 2011 году" - Вы можете измышлять что угодно

Я не понимаю, ты претворяешься или на самом деле не видишь разницы между двумя формами: ЕГЭ и государственным выпускным экзаменом. Ты дал ссылку на прекрасный сайт, так почитай, что в нем написано:
http://www1.ege.edu.ru/main это основные сведения об ЕГЭ, чтобы не искать обрати внимание на последний абзац:
ЕГЭ может сочетаться с другой формой аттестации – государственным выпускным экзаменом.
Это разные вещи. ЕГЭ оформляется на бланках и обрабатывается на компьютере -это тесты, по результатм этих тестов выдается сертификат, где указано количество балов, которое ты набрал по предмету и все - неси его в ВУЗ. Я знаю обо всем не по наслышке, так как моя сестра сдавала по какам-то предметам ЕГЭ , а по каким-то обычный выпускной экзамен. И прежде чем вступат в спор - будь добр, изучи предмет спора хотя бы поверхностно. Я полагаю, что все это от твоего "общепринятого" отношения к русскому языку.

0

20

Прекрасная Принцесса написал(а):

http://www1.ege.edu.ru/main это основные сведения об ЕГЭ

- может ты там найдешь слова, что ни сочинения, ни изложения при сдаче ЕГЭ быть не может?

В тему.
Внимание! Все бланки и листы с КИМами я испортила =D т.к.
1. я дура (бесспорно)
2. я тупая (тут тоже не поспоришь)
3. я не готовилась к лит-ре
3.1. т.к. лень
3.2. опять же т.к. дура
3.3. т.к. поступаю на мат. ф. =D
Здесь я не буду много писать, т.к. все, что хотела сказать и даже больше, я написала на черновике (в своем „блоге“). Кто хочет, тот может прочесть его =) а то я зря старалась, что ли.
У меня такое ощущение, что я всем мешаю своей уверенностью, отсутствием волнения, лихорадочным писанием (что аж на всю аудиторию слышно, как я пишу). Пойду ка я домой, чтобы не мешать.. 12.00 я ушла… вау =)

http://bahamut.ru/wp-content/uploads/2011/06/egOmsk.jpg

Отредактировано K_A_V (2011-06-05 01:08:27)

0

21

K_A_V написал(а):

может ты там найдешь слова, что ни сочинения, ни изложения при сдаче ЕГЭ быть не может?

Я просто в шоке))

0

22

Бог с ним, с Лениным.
И с ЕГЭ.

Прослезитесь вот над этим:

Американский физик Джордж Тригг (George L. Trigg), редактор журнала The Physical Review Letters придумал этот свод правил в 1979 году, отчаявшись донести до авторов статей, что последние должны быть не только безупречны с научной точки зрения, но и иметь нечто общее с грамматикой английского языка. Позже они были переложены для русского в газете СО АН СССР «Наука в Сибири», а затем и дополнены.

1. Подлежащее, оно не нуждается в уточнении местоимением.
2. Тире между подлежащим и сказуемым – не ставится.
3. Заменяя существительные местоимениями, позаботьтесь о правильном его согласовании.
4. Кое-кто стали забывать правила согласования главных членов предложения.
5. Между нас говоря, падеж местоимения тоже важен.
6. Притяжательные местоимения надо уметь грамотно использовать в зависимости от ихней функции.
7. Если хочете использовать глагол, то спрягать его нужно правильно, а не как того захотит автор. Учащимися же будет дорого уплочено за плохоспрягаемость.
8. Не следует пытаться не избегать двойных отрицаний.
9. Сознательно сопротивляйтесь соблазну сохранить созвучие.
10. Страдательный залог должен быть избегаем.
11. Не забывайте про букву "ё", иначе трудно различить падеж и падеж, небо и небо, осел и осел, совершенный и совершенный, все и все.
12. Не редко человек ниразу правильно нинапишет "не" и "ни" с глаголами и наречиями.
13. Различайте, где в суффиксах пишутся сдвоеные согласные, а где они обосновано не сдвоенны.
14. Помните о том, что в большинстве случаев связку "о том" можно исключить.
15. У слова "нет" нету форм изменения.
16. Изгоняйте из речи тавтологии – избыточные излишества.
17. Уточнения в скобках (хоть и существенные) бывают (обычно) излишними.
18. Мягкий знак в неопределённой форме глагола должен находится на своём месте, что иногда забываеться.
19. Плохо зная грамматику, сложные конструкции должны употребляться с осторожностью.
20. Которые являются придаточными предложениями, составлять надо правильно.
21. Мы хотим отметить, что менять лицо, от имени которого ведётся изложение, автор этих строк не рекомендует.
22. Что касается незаконченных предложений.
23. Автор использующий причастные обороты должен не забывать о пунктуации.
24. Применяя неоднородное, сочетающееся с причастным оборотом, определение, после оборота запятую не ставьте.
25. Всё, объединённое обобщающими словами, разделяйте запятыми: однородные определения и неоднородные.
26. Над правильной пунктуацией во фразеологизмах нам всем ещё работать, не покладая рук.
27. В репликах тезисах наездах ставьте запятые при перечислении.
28. Не используйте запятые, там, где они не нужны.
29. Вводную конструкцию конечно же выделяйте запятыми.
30. Притом, некоторые слова, буквально, очень похожие на вводные, как раз, никогда не выделяйте запятыми.
31. Ох, они, грамотеи, разделяющие запятой цельные сочетания междометия.
32. Ставьте где надо твёрдый знак или апостроф – обём текста всё равно так не сэкономить.
33. Ставьте чёрточки правильного размера - тире длинное, а дефис чуть—чуть покороче.
34. Заканчивать предложения местоимениями – дурной стиль, не для этого они.
35. Тех, кто заканчивает предложение предлогом, посылайте на.
36. Не сокращ.!
37. Проверяйте в тексте пропущенных слов.
38. Если неполные конструкции, – плохо.
39. Предложение из одного слова? Нехорошо.
40. Правило гласит, что "косвенная речь в кавычки не берётся".
41. Ответ отрицательный на вопрос о том, ставится ли вопросительный знак в предложении с вопросительной косвенной речью?
42. НИКОГДА не выделяйте слова заглавными буквами.
43. Используйте параллельные конструкции не только для уточнения, но и прояснять.
44. Правиряйте по словарю напесание слов.
45. Склонять числительные можно сто двадцать пятью способами, но только один из них правильный.
46. Задействуйте слова в предназначении, истинно отвечающем смыслу.
47. Неделите не делимое и не соединяйте разно родное, а кое что пишите через дефис.
48. Метафора – как кость в горле, и лучше её выполоть.
49. Штампам не должно быть места на страницах ваших произведений!
50. Сравнения настолько же нехороши, как и штампы.
51. Сдержанность изложения – всегда абсолютно самый лучший способ подачи потрясающих идей.
52. Преувеличение в миллион раз хуже преуменьшения.
53. Ненужная аналогия в тексте – как шуба, заправленная в трусы.
54. Не применяйте длинные слова там, где можно применить непродолжительнозвучащие.
55. Сюсюканье – фу, бяка. Оставьте его лялечкам, а не большим дяденькам.
56. Будьте более или менее конкретны.
57. Как учил Эмерсон: "Не цитируйте. Сообщайте собственные мысли".
58. Слов порядок речи стиля не меняет?
59. Кому нужны риторические вопросы?
60. Удобочитаемость нарушается порой пишущим неправильным выбором формы дополнения.
61. По нашему глубокому убеждению, мы полагаем, что автор, когда он пишет текст, определённо не должен приобретать дурную привычку, заключающуюся в том, чтобы использовать чересчур много ненужных слов, которые в действительности совершенно не являются необходимыми для того, чтобы выразить свою мысль.
62. И ещё, кстати, никогда, да-да, никогда не используйте излишних повторений.
63. Вотще уповать на архаизмы, дабы в грамоте споспешествовать пониманию оной, ибо язык наш зело переменам доднесь подвластен.
64. Нечаянно возникший стих собьёт настрой читателей твоих.
65. По жизни усекай насчёт своего базара: хочешь неслабо выступить, – завязывай в натуре с жаргоном.
66. Если хочешь хочешь быть правильно понятым, never use foreign language.
67. Ради презентативности будь креативным промоутером исконно-русских синонимов на топовые позиции рейтинга преференций.
68. Если блин, ну это, короче, хочешь типа чтобы слушали, ты как бы того, ну, сорняки и вообще особо не э-э, используй, вот.
69. Позаботься о благозвучии фразы, у тебя ж опыта больше.
70. Книгачей, чясто безо-всяких правил чотко чюствуит что чтото нетак.

0

23

я в свое время, когда сдавала ЕГЭ по русскому языку, писала сочинение. В наше время ЕГЭ состояла из части А - где выбираешь из представленных вариантов ответов, часть В - где надо было написать слово-ответ и части С - где нужно было написать сочинение. Это сочинение проверялось преподавателями русского языка.
Может в последний год сочинение и упразднили, так как по математике нет больше части, где нужно расписывать решение задачи.

0

24

Сегодня во всем мире празднуют День русского языка и 213-ю годовщину со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина.
   Совсем недавно я взялся перечитывать домашний трехтомничек Пушкина А.С., в связи с чем хочу освежить в памяти некоторые интересные и смешные заметки из воспоминаний и дневников.

О Потемкине

   Однажды Потемкин, недовольный запорожцами, сказал одному из них: «Знаете ли вы, хохлачи, что у меня в Николаеве строится такая колокольня, что как станут на ней звонить, так в Сече будет слышно?» — «То не диво, — отвечал запорожец, — у нас в Запорозцине е такие кабзары, що як заграють, то аже у Петербурси затанцують».

   Когда Потемкин вошел в силу, он вспомнил об одном из своих деревенских приятелей и написал ему следующие стишки:

Любезный друг,
Коль тебе досуг,
Приезжай ко мне;
Коли не так,
. . . . . . . . . . . . . . .
Лежи в . . . .
Любезный друг поспешил приехать на ласковое приглашение.

   Князь Потемкин во время очаковского похода влюблен был в графиню ***. Добившись свидания и находясь с нею наедине в своей ставке, он вдруг дернул за звонок, и пушки кругом всего лагеря загремели. Муж графини ***, человек острый и безнравственный, узнав о причине пальбы, сказал, пожимая плечами: «Экое кири куку!»

   Потемкину доложили однажды, что некто граф Морелли, житель Флоренции, превосходно играет на скрыпке. Потемкину захотелось его послушать; он приказал его выписать. Один из адъютантов отправился курьером в Италию, явился к графу М., объявил ему приказ светлейшего и предложил тот же час садиться в его тележку и скакать в Россию. Благородный виртуоз взбесился и послал к черту и Потемкина и курьера с его тележкою. Делать было нечего. Но как явиться к князю, не исполнив его приказания! Догадливый адъютант отыскал какого-то скрыпача, бедняка не без таланта, и легко уговорил его назваться графом М. и ехать в Россию. Его привезли и представили Потемкину, который остался доволен его игрою. Он принят был потом в службу под именем графа М. и дослужился до полковничьего чина.

   Потемкин послал однажды адъютанта взять из казенного места 1 000 000 р. Чиновники не осмелились отпустить эту сумму без письменного вида. П(отемкин) на другой стороне их отношения своеручно приписал: дать, е... м...

   Один из адъютантов Потемкина, живший в Москве и считавшийся в отпуску, получает приказ явиться; родственники засуетились, не знают, чему приписать требование светлейшего. Одни боятся внезапной немилости, другие видят неожиданное счастие. Молодого человека снаряжают наскоро в путь. Он отправляется из Москвы, скачет день и ночь и приезжает в лагерь светлейшего. Об нем тотчас докладывают. Потемкин приказывает ему явиться. Адъютант с трепетом входит в его палатку и находит Потемкина в постеле, со святцами в руках. Вот их разговор:
Потемкин. Ты, братец, мой адъютант такой-то?
Адъютант. Точно так, ваша светлость.
Потемкин. Правда ли, что ты святцы знаешь наизусть?
Адъютант. Точно так.
Потемкин (смотря в святцы). Какого же святого празднуют 18 мая?
Адъютант. Мученика Федота, ваша светлость.
Потемкин. Так. А 29 сентября?
Адъютант. Преподобного Кириака.
Потемкин. Точно. А 5 февраля?
Адъютант. Мученицы Агафьи.
Потемкин (закрывая святцы). Ну, поезжай же себе домой.

   N. N., вышедший из певчих в действительные статские советники, был недоволен обхождением князя Потемкина. «Хиба вин не тямит того, — говорил он на своем наречии, — що я такий еднорал, як вин сам». Это пересказали Потемкину, который сказал ему при первой встрече: «Что ты врешь? какой ты генерал? Ты генерал-бас».

   На Потемкина часто находила хандра. Он по целым суткам сидел один, никого к себе не пуская, в совершенном бездействии. Однажды, когда был он в таком состоянии, множество накопилось бумаг, требовавших немедленного его разрешения; но никто не смел к нему войти с докладом. Молодой чиновник, по имени Петушков, подслушав толки, вызвался представить нужные бумаги князю для подписи. Ему поручили их с охотою и с нетерпением ожидали, что из этого будет. Петушков с бумагами вошел прямо в кабинет. Потемкин сидел в халате, босой, нечесаный, грызя ногти в задумчивости. Петушков смело объяснил ему, в чем дело, и положил перед ним бумаги. Потемкин молча взял перо и подписал их одну за другою.
   Петушков поклонился и вышел в переднюю с торжествующим лицом: «Подписал!..» Все к нему кинулись, глядят: все бумаги в самом деле подписаны. Петушкова поздравляют: «Молодец! нечего сказать». Но кто-то всматривается в подпись — и что же? на всех бумагах вместо: князь Потемкин — подписано: Петушков, Петушков, Петушков...

   Надменный в сношениях своих с вельможами, Потемкин был снисходителен к низшим. Однажды ночью он проснулся и начал звонить. Никто не шел. Потемкин соскочил с постели, отворил дверь и увидел ординарца своего, спящего в креслах. Потемкин сбросил с себя туфли и босой прошел в переднюю тихонько, чтоб не разбудить молодого офицера.

   Любимый из племянников князя Потемкина был покойный Н.Н. Раевский. Потемкин для него написал несколько наставлений; Н.Н. их потерял и помнил только первые строки: во-первых, старайся испытать, не трус ли ты; если нет, то укрепляй врожденную смелость частым обхождением с неприятелем.

  Молодой Ш. как-то напроказил. Князь Б. собирался пожаловаться на него самой государыне. Родня перепугалась. Кинулись к князю Потемкину, прося его заступиться за молодого человека. Потемкин велел Ш. быть на другой день у него и прибавил: «Да сказать ему, чтоб он со мною был посмелее». Ш. явился в назначенное время. Потемкин вышел из кабинета в обыкновенном своем наряде, не сказал никому ни слова и сел играть в карты. В это время приезжает князь Б. Потемкин принимает его как нельзя хуже и продолжает играть. Вдруг он подзывает к себе Ш. «Скажи, брат,— говорит Потемкин, показывая ему свои карты, — как мне тут сыграть?» — «Да мне какое дело, ваша светлость, — отвечает ему Ш., — играйте, как умеете!» — «Ах, мой батюшка, — возразил Потемкин, — и слова нельзя тебе сказать; уж и рассердился!» Услыша таковой разговор, князь Б. раздумал жаловаться.

0

25

Граф Румянцев однажды рано утром расхаживал по своему лагерю. Какой-то майор в шлафроке и в колпаке стоял перед своею палаткою и в утренней темноте не узнал приближающегося фельдмаршала, пока не увидел его перед собою лицом к лицу. Майор хотел было скрыться, но Румянцев взял его под руку и, делая ему разные вопросы, повел с собою по лагерю, который между тем проснулся. Бедный майор был в отчаянии. Фельдмаршал, разгуливая таким образом, возвратился в свою ставку, где уже вся свита ожидала его. Майор, умирая со стыда, очутился посреди генералов, одетых по всей форме. Румянцев, тем еще недовольный, имел жестокость напоить его чаем и потом уже отпустил, не сделав никакого замечания.

   Некто, отставной мичман, будучи еще ребенком, представлен был Петру I в числе дворян, присланных на службу. Государь открыл ему лоб, взглянул в лицо и сказал: «Ну, этот плох! Однако записать его во флот. До мичманов авось дослужится». Старик любил рассказывать этот анекдот и всегда прибавлял: «Таков был пророк, что и в мичманы-то попал я только при отставке!»

   Всем известны слова Петра Великого, когда представили ему двенадцатилетнего школьника Василья Тредьяковского: вечный труженик! Какой взгляд! какая точность в определении! В самом деле, что был Тредьяковский, как не вечный труженик?

   Граф Самойлов получил Георгия на шею в чине полковника. Однажды во дворце государыня заметила его, заслоненного толпою генералов и придворных. «Граф Александр Николаевич, — сказала она ему, — ваше место здесь впереди, как и на войне».

   Государыня (Екатерина II) говаривала: «Когда хочу заняться каким-нибудь новым установлением, я приказываю порыться в архивах и отыскать, не говорено ли было уже о том при Петре Великом, — и почти всегда открывается, что предполагаемое дело было уже им обдумано».

   Петр I говаривал: «Несчастия бояться — счастья не видать».

   Любимый из племянников князя Потемкина был покойный Н.Н. Раевский. Потемкин для него написал несколько наставлений; Н.Н. их потерял и помнил только первые строки: во-первых, старайся испытать, не трус ли ты; если нет, то укрепляй врожденную смелость частым обхождением с неприятелем.

   Когда родился Иоанн Антонович, то императрица Анна Иоанновна послала к Эйлеру приказание составить гороскоп новорожденному. Эйлер сначала отказывался, но принужден был повиноваться. Он занялся гороскопом вместе с другим академиком. Они составили его по всем правилам астрологии, хоть и не верили ей. Заключение, выведенное ими, испугало обоих математиков — и они послали императрице другой гороскоп, в котором предсказывали новорожденному всякие благополучия. Эйлер сохранил, однако ж, первый и показывал его графу К.Г. Разумовскому, когда судьба несчастного Иоанна Антоновича совершилась.

   Однажды маленький арап, сопровождавший Петра I в его прогулке, остановился за некоторою нуждой и вдруг закричал в испуге: «Государь! Государь! из меня кишка лезет». Петр подошел к нему и увидя, в чем дело, сказал: «Врешь: это не кишка, а глиста» — и выдернул глисту своими пальцами. Анекдот довольно не чист, но рисует обычаи Петра.

   Денис Давыдов явился однажды в авангард к князю Багратиону и сказал: «Главнокомандующий приказал доложить вашему сиятельству, что неприятель у нас на носу, и просит вас немедленно отступить». Багратион отвечал: «Неприятель у нас на носу? на чьем? если на вашем, так он близко; а коли на моем, так мы успеем еще отобедать».

   Дельвиг однажды вызвал на дуэль Булгарина. Булгарин отказался, сказав: «Скажите барону Дельвигу, что я на своем веку видел более крови, нежели он чернил».

   Дельвиг звал однажды Рылеева к девкам. «Я женат», — отвечал Рылеев. «Так что же, — сказал Дельвиг, — разве ты не можешь отобедать в ресторации потому только, что у тебя дома есть кухня?»

   Сатирик Милонов пришел однажды к Гнедичу пьяный, по своему обыкновению, оборванный и растрепанный. Гнедич принялся увещевать его. Растроганный Милонов заплакал и, указывая на небо, сказал: «Там, там найду я награду за все мои страдания...» «Братец, — возразил ему Гнедич, — посмотри на себя в зеркало: пустят ли тебя туда?»

   Об арапе графа С **. У графа С ** был арап, молодой и статный мужчина. Дочь его от него родила. В городе о том узнали вот по какому случаю. У графа С ** по субботам раздавали милостыню. В назначенный день нищие пришли по своему обыкновению. Но швейцар прогнал их, говоря сердито: «Ступайте прочь, не до вас. У нас графинюшка родила арапчинка, а вы лезете за милостыней».

   Одна дама сказывала мне, что если мужчина начинает с нею говорить о предметах ничтожных, как бы приноравливаясь к слабости женского понятия, то в ее глазах он тотчас обличает свое незнание женщин. В самом деле: не смешно ли почитать женщин, которые так часто поражают нас быстротою понятия и тонкостию чувства и разума, существами низшими в сравнении с нами! Это особенно странно в России, где царствовала Екатерина II и где женщины вообще более просвещены, более читают, более следуют за европейским ходом вещей, нежели мы, гордые бог ведает почему

   Многие негодуют на журнальную критику за дурной ее тон, незнание приличия и тому подобное: неудовольствие их несправедливо. Ученый человек, занятый своим делом, погруженный в свои размышления, не имеет времени являться в общество и приобретать навык к суетной образованности, подобно праздному жителю большого света. Мы должны быть снисходительны к его простодушной грубости, залогу добросовестности и любви к истине. Педантизм имеет свою хорошую сторону. Он только тогда смешон и отвратителен, когда Мелкомыслие и Невежество выражаются его языком.

   Государь долго не производил Болдырева в генералы за карточную игру. Однажды, в какой-то праздник, во дворце, проходя мимо его в церковь, он сказал: «Болдырев, поздравляю тебя». Болдырев обрадовался; все бывшие тут думали, как и он, и поздравили его. Государь, вышед из церкви и проходя опять мимо Болдырева, сказал ему: «Поздравляю тебя, ты, говорят, вчерась выиграл». Болдырев был в отчаянии.

   Кречетников, при возвращении своем из Польши, позван был в кабинет императрицы. «Исполнил ли ты мои такие приказания?» — спросила императрица. «Нет, государыня», — отвечал Кречетников. Государыня вспыхнула. «Как нет!» Кречетников стал излагать причины, не дозволившие ему исполнить высочайшие повеления. Императрица его не слушала; в порыве величайшего гнева она осыпала его укоризнами и угрозами. Кречетников ожидал своей погибели. Наконец императрица умолкла и стала ходить взад и вперед по комнате. Кречетников стоял ни жив ни мертв. Через несколько минут государыня снова обратилась к нему и сказала уже гораздо тише: «Скажите же мне, какие причины помешали вам исполнить мою волю?» Кречетников повторил свои прежние оправдания. Екатерина, чувствуя его справедливость, но не желая признаться в своей вспыльчивости, сказала ему с видом совершенно успокоенным: «Это дело другое. Зачем же ты мне тотчас этого не сказал?»

   Дуров — брат той Дуровой, которая в 1807 году вошла в военную службу, заслужила георгиевский крест и теперь издает свои записки. Брат в своем роде не уступает в странности сестре. Я познакомился с ним на Кавказе в 1829 г., возвращаясь из Арзрума. Он лечился от какой-то удивительной болезни, вроде каталепсии, и играл с утра до ночи в карты. Наконец он проигрался, и я довез его до Москвы в моей коляске. Дуров помешан был на одном пункте: ему непременно хотелось иметь сто тысяч рублей. Всевозможные способы достать их были им придуманы и передуманы. Иногда ночью в дороге он будил меня вопросом: «Александр Сергеевич! Александр Сергеевич! как бы, думаете вы, достать мне сто тысяч?» Однажды сказал я ему, что на его месте, если уж сто тысяч были необходимы для моего спокойствия и благополучия, то я бы их украл. «Я об этом думал», — отвечал мне Дуров. «Ну что ж?» — «Мудрено; не у всякого в кармане можно найти сто тысяч, а зарезать или обокрасть человека за безделицу не хочу: у меня есть совесть». — «Ну, так украдьте полковую казну». — «Я об этом думал». — «Что же?» — «Это можно бы сделать летом, когда полк в лагере, а фура с казною стоит у палатки полкового командира. Можно накинуть на дышло длинную веревку и припречь издали лошадь, а там на ней и ускакать; часовой, увидя, что фура скачет без лошадей, вероятно, испугается и не будет знать, что делать; в двух или трех верстах можно будет разбить фуру, а с казною бежать. Но тут много также неудобства. Не знаете ли вы иного способа?» — «Просите денег у государя». — «Я об этом думал». — «Что же?» — «Я даже и просил». — «Как! безо всякого права?» — «Я с того и начал: ваше величество! я никакого права не имею просить у вас то, что составило бы счастие моей жизни; но, ваше величество, на милость образца нет, и так далее». — «Что же вам отвечали?» — «Ничего». — «Это удивительно. Вы бы обратились к Ротшильду». — «Я об этом думал». — «Что ж, за чем дело стало?» — «Да видите ли: один способ выманить у Ротшильда сто тысяч было бы так странно и так забавно написать ему просьбу, чтоб ему было весело, потом рассказать анекдот, который стоил бы ста тысяч. Но сколько трудностей!..» Словом, нельзя было придумать несообразности и нелепости, о которой бы Дуров уже не подумал. Последний прожект его был выманить эти деньги у англичан, подстрекнув их народное честолюбие и в надежде на их любовь к странностям. Он хотел обратиться к ним с следующим sреесh: «Гг. англичане! я бился об заклад об 10 000 рублей, что вы не откажетесь мне дать взаймы 100 000. Гг. англичане! избавьте меня от проигрыша, на который навязался я в надежде на ваше всему свету известное великодушие». Дуров просил меня похлопотать об этом в Петербурге через английского посланника, а свой прожект высказал мне не иначе, как взяв с меня честное слово не воспользоваться им. Он готов был всегда биться об заклад, и о чем бы то ни было. Говорили ли о женщине, — «хотите со мной биться об заклад, — прерывал Дуров, — что через три дня я буду ее иметь?» Стреляли ли в цель из пистолета, — Дуров предлагал стать в 25 шагах и бился о 1000 р., что вы в него не попадете. Страсть его к женщинам была также очень замечательна. Бывши городничим в Елабуге, влюбился он в одну рыжую бабу, осужденную к кнуту, в ту самую минуту, как она была уже привязана к столбу, а он по должности своей присутствовал при ее казни. Он шепнул палачу, чтоб он ее поберег и не трогал ее прелестей, белых и жирных, что и было исполнено; после чего Дуров жил несколько дней с прекрасной каторжницей. Недавно получил я от него письмо; он пишет мне: «История моя коротка: я женился, а денег все нет». Я отвечал ему: «Жалею, что изо 100 000 способов достать 100 000 рублей ни один еще, видно, вам не удался».

0

26

У Крылова над диваном, где он обыкновенно сиживал, висела большая картина в тяжелой раме. Кто-то ему дал заметить, что гвоздь, на который она была повешена, непрочен и что картина когда-нибудь может сорваться и убить его. «Нет, — отвечал Крылов, — угол рамы должен будет в таком случае непременно описать косвенную линию и миновать мою голову».

   Какой-то лорд, известный ленивец, для своего сына пародировал известное изречение: «Не делай никогда сам то, что можешь заставить сделать через другого». N, известный эгоист, прибавил: «Не делай никогда для другого то, что можешь сделать для себя».

   Никто так не умел сердить Сумарокова, как Барков. Сумароков очень уважал Баркова как ученого и острого критика и всегда требовал его мнения касательно своих сочинений. Барков, который обыкновенно его не баловал, пришел однажды к Сумарокову: «Сумароков великий человек, Сумароков первый русский стихотворец!» — сказал он ему. Обрадованный Сумароков велел тотчас подать ему водки, а Баркову только того и хотелось. Он напился пьян. Выходя, сказал он ему: «Александр Петрович, я тебе солгал: первый-то русский стихотворец — я, второй Ломоносов, а ты только что третий». Сумароков чуть его не зарезал.

   Барков заспорил однажды с Сумароковым о том, кто из них скорее напишет оду. Сумароков заперся в своем кабинете, оставя Баркова в гостиной. Через четверть часа Сумароков выходит с готовой одою и не застает уже Баркова. Люди докладывают, что он ушел и приказал сказать Александру Петровичу, что-де его дело в шляпе. Сумароков догадывается, что тут какая-нибудь проказа. В самом деле, видит он на полу свою шляпу, и — — —

0

27

Рэй Брэдбери: Гость из будущего

В Лос-Анджелесе на 92-м году жизни скончался великий писатель-фантаст Рей Брэдбери.

Автор произведений, на которых выросли поколения читателей по всему миру, своими книгами доказывал необходимость просвещения, стремления к знанию и добру. Он писал о будущем, а стал апологетом вневременных ценностей. Книги Р.Брэдбери дарят людям надежду и вдохновение, воспитывают добродетели и учат искренности.

В литературу Р.Брэдбери пришел через свою неистовую страсть к чтению. В детстве будущий классик часами засиживался в библиотеках, от корки до корки прочитывая книги Герберта Уэллса, Жюля Верна и Эдгара Алана По. Особенно он любил произведения Эдгара Берроуза. В двенадцать лет Р.Брэдбери не мог позволить себе купить продолжение "Марсианского воина" Э.Берроуза, и тогда написал свою собственную версию.

Свою первую успешную книгу - "Марсианские хроники" Р.Брэдбери вез литагенту в Нью-Йорк, едва набрав денег на поездку, а уже в следующий свой приезд в этот город был осажден поклонниками, пытающимися взять автограф у писателя.

Произведение, собранное из небольших историй и рассказывающее о колонизации людьми Марса, вошло в историю научной фантастики, придав ей дополнительное измерение и новый импульс. Писатель вместе с тем в своей книге показал редкое знание человеческих нравов, доказывая, что главный интерес для него все же представляют не события будущего и звездные тела, а движения живой души.

Мировую известность Р.Брэдбери принес роман "451º по Фаренгейту". Произведение о тоталитарном обществе будущего, в котором книги, способные заставить человека мыслить, подлежат сожжению, стало одной из самых знаменитых антиутопий. Выразив свой протест против деструктивной массовой культуры, писатель создал выдающийся гимн свободе мысли и творчеству.

Р.Брэдбери высказал этим романом свое трепетное отношение к книге - эмблеме мудрости и познания, которая, по мнению писателя, способна спасти человека от диктата низменных устремлений и дать покой и гармонию разуму.

Его повесть "Вино из одуванчиков" является одной из лучших книг о взрослении в мировой литературе. Главные герои произведения, четверо мальчишек постигают мир во всем богатстве его красоты и простоты и учатся тому, что счастье состоит из неуловимых, но важных мелочей, а добро и надежда рождаются из незаметных деталей. Р.Брэдбери считается классиком и одним из отцов научно-фантастической литературы, хотя сам он такого определения не любил и настаивал, что пишет про людей. Я никогда не писал научной фантастики. Я написал только одну – это "Фаренгейт", да и он написан по реальным событиям", - сказал как-то писатель.

Предсказав появление плазменных телевизоров, банкоматов и камер слежения, литератор являл собой пример человека, не чтящего современные гаджеты и едва ли не боящегося их. Дома у писателя были только телевизор и обычный телефон. Он признавался, что ненавидит машины, компьютеры и интернет.

Но в этом не было никакого расхождения с провозглашаемыми им идеями прогресса и развития цивилизации. Писатель всего лишь опасался, что в погоне за усовершенствованиями люди могут потерять человеческое:

"Они мешают нам жить, они отбирают наше время. Люди слишком много работают на компьютере. Они слишком много болтают вместо того, чтобы слушать и слышать друг друга".

0


Вы здесь » Бакланы » Форум и все такое » ПРОПАВШАЯ ГРАМОТА


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC